Two women and a child huddle in sleeping bags on the forest floor after crossing the Polish-Belarusian border near Michalowo on October 6, 2021.

«Сдохни здесь или вали в Польшу»

Солидарная ответственность Минска и Варшавы за произвол в приграничье

Две женщины и ребенок ютятся в спальных мешках на земле в лесу после пересечения польско-белорусской границы возле Михалово 6 октября 2021 года. © 2021 Maciej Luczniewski/NurPhoto via AP

Краткое содержание

Тысячи людей оказались в западне на белорусско-польской границе в условиях, которые нарушают их права, иногда – грубейшим образом, и создают риски для жизни. Через турагентов в ряде ближневосточных стран они прилетели в Минск и оттуда направились в сторону границы, рассчитывая явочным порядком попасть на территорию Польши. Польская сторона отгоняет от границы тех, кто пытается ее пересечь, а тех, кому это поначалу удается, вытесняет обратно в Беларусь. На белорусской стороне таких «возвращенцев» задерживают, пытаются вытолкать снова в Польшу, желающим перебраться в другое место в Беларуси или улететь на родину не дают возможность покинуть погранзону, некоторых подвергают физическому насилию. Запертые в приграничье, люди по несколько дней или недель остаются под открытым небом в тяжелых погодных условиях, не имея доступа к элементарным бытовым условиям, включая еду и воду. Это становится причиной травм, переохлаждения, болезней  и даже смертей. Беларусь и Польша обе несут ответственность за этот человеческий кризис.

В мае 2021 г. Евросоюз ввел санкции в отношении Минска, когда белорусские власти принудительно посадили на своей территории пассажирский самолет авиакомпании Ryanair и арестовали двух пассажиров: известного оппозиционного активиста и блогера Романа Протасевича и его подругу, студентку Софию Сапегу. После этого президент Александр Лукашенко заявил, что Беларусь больше не будет сдерживать нелегальную миграцию по границе ЕС. С лета 2021 г.  белорусские власти создали мигрантам с Ближнего Востока все условия для того, чтобы эти люди могли попасть в Беларусь: они максимально облегчили получение туристических виз и разрешили «трансфер» до границы с Польшей, Литвой и Латвией. На момент подготовки этого доклада в Беларуси находилось несколько тысяч человек, которые пытались попасть на территорию Евросоюза. Цифры постоянно меняются, и точных данных нет.

К ноябрю, как сообщали польские СМИ, число попыток перехода границы со стороны Беларуси с начала года превысило 30 тыс. В эту цифру могут входить и те, кто неоднократно предпринимал попытки попасть в Польшу, как это было у многих проинтервьюированных нами людей. Польская сторона не обнародует сведений о числе задержанных или отогнанных от границы. Что касается белорусской стороны, то 18 ноября в прессе со ссылкой на ее официального представителя сообщалось о том, что в стране находятся 7 тыс. мигрантов.

В сентябре, в условиях, как они говорили, «нападения на Польшу» и ведущейся против нее «гибридной войны», польские власти перекрыли колючей проволокой значительные участки границы с Беларусью. В том же месяце в 183 населенных пунктах в двухкилометровой приграничной полосе было введено чрезвычайное положение, в рамках которого этот район был полностью закрыт для журналистов, неправительственных организаций, волонтеров и любых посторонних лиц. С белорусской стороны в погранзону шириной 10 км пропускают только местных жителей, а трехкилометровая полоса непосредственно вдоль границы считается запретной зоной, где могут находиться только пограничники и военные.

В октябре исследователи Human Rights Watch побывали по обе стороны белорусско-польской границы. С обеих сторон мигранты и лица, ищущие убежища, рассказывали нам, как польские пограничники постоянно выгоняли их на белорусскую сторону без соблюдения каких-либо процедур. Иногда, если человек был травмирован или болен, польские власти отправляли его в больницу и выдавали разрешение на полугодовое временное пребывание по гуманитарным основаниям. При этом родственников таких людей, как правило, доставляли на границу и выгоняли на белорусскую сторону, что приводило к разлучению семей.

Белорусские пограничники задерживают тех, кого выгнали из Польши, и сгоняют их на сборные пункты под открытым небом. Оттуда пограничники разводят или развозят людей по разным местам на границе и выталкивают их обратно на польскую сторону. Проинтервьюированные нами люди утверждали, что белорусские пограничники не выпускали мигрантов из приграничной зоны, даже если те отказались от планов перейти границу. В результате некоторые мигранты от нескольких дней до нескольких недель оказываются запертыми в приграничье под открытым небом без еды и питьевой воды, в невыносимых условиях.

На момент подготовки этого доклада сообщалось о смерти 13 человек. Ситуация усугубилась с наступлением осенних холодов. Люди, которых мы интервьюировали, заявляли о насилии, произволе, кражах и вымогательстве со стороны белорусских пограничников. В середине ноября белорусские власти разместили часть мигрантов в переоборудованном логистическом центре недалеко от границы.

Беларусь не является безопасной страной для мигрантов и ищущих убежища. Выдавливая людей в бесчеловечные и унижающие достоинство условия в Беларуси, где у них практически нет возможности ходатайствовать об убежище и где их порой встречают насилием, а также разлучая семьи, Польша нарушает множество обязательств в рамках членства в ЕС и в рамках международных норм о правах человека и международного беженского права, включая запрет на высылку любых лиц в страну, где им угрожает реальный риск пыток или другого недозволенного обращения.

Кризис на белорусско-польской границе носит рукотворный характер и требует безотлагательного решения. Беларусь и Польша несут ответственность за отчаянное положение, в котором оказались тысячи людей в приграничье, и за их дальнейшую судьбу. Обе стороны обязаны перейти к реагированию на ситуацию, при котором уважались бы права человека, и положить конец человеческим страданиям.

Власти Беларуси должны немедленно прекратить любой произвол в отношении мигрантов, включая принуждение людей к переходу в Польшу. Необходимо незамедлительно открыть приграничную полосу для гуманитарных организаций и обеспечить оказание базовой помощи, включая организацию размещения всех людей в тепле. Особое внимание следует уделить тому, чтобы всем желающим было разрешено покинуть погранзону и через Минск вернуться на родину. Следует также инициировать расследование нарушений в отношении мигрантов со стороны белорусских пограничников и привлечь виновных к ответственности.

Польские власти должны немедленно прекратить внепроцессуальное возвращение и коллективную высылку мигрантов в Беларусь и любой произвол против них со стороны должностных лиц.  В интересах сохранения человеческих жизней необходимо незамедлительно открыть гуманитарным и другим неправительственным организациям доступ в полосу действия чрезвычайного положения. Эта территория должна быть также открыта для прессы и независимого мониторинга.

Евросоюз и отдельные государства – члены ЕС должны требовать от Варшавы содействия гуманитарному доступу на польской стороне границы и должны рассмотреть возможность создания механизма временного обустройства, в рамках которого прибывающие на территорию Польши могли бы быть на время размещены в других государствах ЕС с целью справедливой оценки потребностей в защите.

 

Рекомендации

Правительству Беларуси

  • Прекратить произвол в отношении мигрантов, в том числе насилие, кражи денег и удержание людей на «сборных пунктах» под открытым.
  • Немедленно открыть доступ в режимную погранзону для гуманитарных организаций и независимых наблюдателей, включая представителей неправительственных организаций, журналистов и правозащитников.
  • Расследовать нарушения в отношении мигрантов со стороны должностных лиц пограничной службы и привлечь виновных к ответственности.
  • Уважать право людей на свободу передвижения и дать возможность всем желающим вернуться в Минск и/или в страну гражданской принадлежности.
  • Обеспечить условия тем мигрантам, которые хотят остаться в Беларуси и просить там убежища: все люди в приграничье должны иметь информацию и технические возможности, чтобы ходатайствовать о предоставлении убежища или урегулировать свой статус пребывания в стране.
  • Совместно с Управлением верховного комиссара ООН по делам беженцев идентифицировать лиц, нуждающихся в международной защите.
  • Совместно с Международной организацией по миграции (МОМ) оказать содействие тем, кто хочет вернуться в страну гражданской принадлежности, при условии, что такое возвращение будет действительно добровольным и не будет создавать риски для возвращающихся лиц.

Правительству Польши

  • Прекратить внепроцессуальную и коллективную высылку и выталкивание мигрантов из страны, в том числе из районов близ границы с Беларусью.
  • Прекратить произвол в отношении мигрантов на белорусской границе, в том числе насилие и кражи; провести расследование и привлечь к ответственности лиц, причастных к таким нарушениям, включая должностных лиц пограничной стражи и органов безопасности и их начальников.
  • Отменить чрезвычайное положение в режимной приграничной полосе и незамедлительно открыть туда доступ для гуманитарных организаций и независимых наблюдателей, в том числе для журналистов, представителей неправительственных организаций, адвокатов и правозащитников.
  • Обеспечить мигрантам на границе доступ к официальным процедурам, включая возможность обращения за защитой в Польше и гарантии невозвращения в страну, где им могут угрожать преследования, недозволенное обращение или пребывание в бесчеловечных или унижающих достоинство условиях.
  • Прекратить практику разлучения семей при госпитализации отдельных членов семьи в Польше.
  • В полном объеме сотрудничать с мониторинговыми усилиями польского Уполномоченного по правам человека и опубликовать, хотя бы частично, его отчеты о ситуации на польско-белорусской границе.
  • Воздерживаться от избыточно эмоциональной риторики, используемой для оправдания силового реагирования на кризис в приграничье.

Институтам ЕС и государствам – членам Евросоюза

  • Подтвердить, что государства-члены и общеевропейские институты обязаны в своих действиях исходить из уважения прав человека и что все мигранты и лица, ищущие убежища, вправе рассчитывать на уважение их человеческого достоинства.
  • Требовать от Польши облегчения доступа в режимную погранзону для гуманитарных организаций, журналистов, правозащитников и адвокатов и обеспечения материальной поддержки гуманитарных усилий.
  • Требовать от Польши соблюдения обязательств в рамках членства в ЕС и международного права в отношении людей у ее границ, в том числе прекращения практики выталкивания их за пределы своей территории.
  • Создать чрезвычайный механизм временного размещения, который позволял бы должным образом оформлять прибывающих на польскую границу мигрантов и обеспечивал бы гуманное обращение с ними.
  • Оказать Польше содействие в обеспечении гарантий права искать убежища, в том числе по линии Европейского управления по поддержке убежища (EASO).
  • Увязать предоставление Польше любой помощи на цели пограничного администрирования с (i) прекращением нарушений прав и практики незаконного выталкивания обратно в Беларусь мигрантов и лиц, ищущих убежища; (ii) организацией эффективного, независимого и беспристрастного мониторинга ситуации на границе с Беларусью; (iii) открытием пограничной зоны для гуманитарных организаций, неправительственных групп и журналистов.
  • Провести оценку соответствия новой редакции польского закона об иностранцах, обеспечивающей правовое обоснование практики выталкивания мигрантов с польской территории, и как можно скорее рассмотреть вопрос о запуске процедуры конфликта права в отношении такого изменения законодательства.
  • Обусловить использование ресурсов и личного состава Европейского пограничного агентства Frontex получением гарантий того, что оно будет стремиться избегать соучастия в нарушениях, а его операции будут соответствовать требованиям Европейской конвенции о правах человека и Хартии ЕС об основополагающих правах.
  • Ввести адресные общеевропейские санкции в отношении физических и юридических лиц, причастных к организации нелегальной миграции и к нарушениям прав мигрантов и лиц, ищущих убежища, - как предусмотрено ноябрьской поправкой к правовой базе санкций ЕС в отношении Беларуси.

Правительствам стран происхождения гражданской принадлежности мигрантов

  • Обеспечить добровольность любой организуемой по государственной линии отправки мигрантов из Беларуси в страны гражданской принадлежности. Это должно происходить только с их полного и информированного согласия.
  • Предоставить гарантии того, что лица, вывозимые в страны гражданской принадлежности, не будут подвергаться там преследованиям или притеснениям.
 

Методология

В октябре 2021 г. два исследователя Human Rights Watch работали в Беларуси (Минск и Гродненская область) и один из них затем продолжил работу в Польше (район Белостока). Ими были проинтервьюированы 19 мигрантов: 11 одиноких мужчин, пятеро семейных мигрантов и три несопровождаемые женщины. Шесть человек были выходцами из Ирака (из них как минимум двое – из Иракского Курдистана), 12 были сирийскими курдами, один из Демократической Республики Конго.

Интервью проводились приватно через переводчика с арабским/английским языками; одно интервью было проведено по телефону на французском языке. Всем собеседникам разъяснялись цель интервью и их право прекратить его в любой момент или отказаться отвечать на любой вопрос. Никаких компенсаций за участие в интервью собеседники не получали. В интересах конфиденциальности имена заменены псевдонимами.

Human Rights Watch также проинтервьюировала представителей Польского Хельсинкского фонда за права человека, Ocelania, Grupa Granica, волонтеров и активистов в Польше и нескольких правозащитников в Беларуси. В Беларуси и Женеве мы контактировали с сотрудниками Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ). Польские власти под предлогом Covid-19 отказались разрешить нам посещение миграционных изоляторов на территории страны.

 

Общие сведения

Не скрывая, что делают это в ответ на санкции, введенные Евросоюзом в мае 2021 г., белорусские власти дали зеленый свет транзиту мигрантов к западной границе, через которую можно попасть в Литву, Латвию и Польшу,[1] максимально упростив, главным образом для выходцев из ближневосточных стран, получение туристических виз через турфирмы, которые привлекали людей рассказами о том, как просто попасть в ЕС из Беларуси. С августа заметно выросло число рейсов в Минск из Стамбула, Дамаска, Багдада и Аммана.[2]

В октябре исследователи Human Rights Watch работали по обе стороны белорусско-польской границы. Мы проинтервьюировали 12 мигрантов в Польше и 7 в Беларуси. Наши собеседники подробно описали, как организован поток мигрантов. Турфирмы на Ближнем Востоке рекламируют свои услуги в соцсетях, включая Facebook, предлагая пакетные туры в Минск.[3] Белорусские власти обеспечивают выдачу виз через зарегистрированные в стране туристические компании, имеющие партнеров-турагентов на Ближнем Востоке.[4]

В стоимость пакета входит виза, обязательная страховка, трансфер до границы, иногда – авиаперелет. Как говорили наши собеседники, в зависимости от страны вылета и включения стоимости билетов цена колебалась от 3 до 17 тыс. долларов.

Мигранты рассказывали Human Rights Watch, что ближневосточные турфирмы, в том числе в Сирии, Ираке, Йемене и Иордании, обещали им сопровождение до самой границы с Польшей. Людям говорили, что сообщения о проблемах на границе – это фейки, и что проблемы могут возникнуть только у тех, кто не берет пакетный тур.

«Они [турагенты] все время твердили, что все будет хорошо. Нас использовали как хворост для костра, а мы последнее продавали в надежде на лучшую жизнь. Теперь и возвращаться некуда», - сказала 40-летняя курдская женщина «Авира» из Сирии.[5]

В начале октября наши исследователи наблюдали до сотни мигрантов в одной из гостиниц в центре Минска. Было очевидно, что большинство не были подготовлены к тому, чтобы сутками или даже неделями находиться в холода под открытым небом в лесах и болотах. Мы видели семьи с маленькими детьми и людей с обычными чемоданами, едва ли уместными в условиях пересеченной местности приграничья. Судя по всему, их убедили в том, что переход на территорию Евросоюза будет быстрым и беспроблемным.

Все 12 мигрантов, которых мы проинтервьюировали в Польше, рассказали, что в аэропорту Минска их встречали агенты с автобусами, которые развозили людей по городским гостиницам, где они проводили от одного до семи дней в ожидании трансфера на границу.[6] Наши исследователи наблюдали, как во второй половине дня к одной из гостиниц в центре Минска подъезжали лицензированные такси и микроавтобусы, чтобы группами отвозить мигрантов в погранзону.

Около полудня 8 октября Human Rights Watch была свидетелем того, как два сотрудника правоохранительных органов вошли в лобби центральной гостиницы «Минск», где сидели десятки мигрантов с Ближнего Востока с багажом наготове. На их вопрос менеджер сообщил, что в гостинице в тот момент находилось примерно 350 «беженцев», днем ранее было 400. Он заверил милиционеров, что «они все время под присмотром, никаких нарушений общественного порядка». «Те, кто в вестибюле, ожидают отправки», - сказал он. После этого один из силовиков достал мобильный телефон и практически дословно «доложил» содержание разговора своему руководству, вышестоящего собеседника, что «все под контролем».

По словам тех 12 мигрантов, которых мы проинтервьюировали в Польше, путь от Минска до границы занимал от трех до пяти часов. В определенном месте водитель останавливался и говорил им, чтобы они выходили и дальше шли пешком до колючей проволоки, за которой начинается трехкилометровая белорусская запретная зона вдоль польской границы.[7] Наши собеседники утверждали, что им давали GPS-координаты точек на границе, куда им следовало выйти. По их словам, как только они попадали в запретную зону, появлялись белорусские пограничники, которые выводили их в различные места непосредственно на границе, где сами разрезали колючую проволоку или показывали уже готовый проход.

 

Нарушения в полосе белорусско-польской границы

Семь мигрантов в Беларуси и 12 в Польше, которых проинтервьюировала Human Rights Watch, заявили о таких грубых нарушениях со стороны польских и белорусских пограничных властей, как внепроцессуальная высылка, насилие, содержание под открытым небом, разлучение семей, лишение еды и воды.

Они подробно рассказывали о «трансграничном пинг-понге», который начинался после того, как людей выгоняли из Польши обратно в Беларусь. На момент подготовки этого доклада было известно о 13 случаях смерти преимущественно на польской стороне, вызванных последствиями условий и обращения в ситуации, когда их в обе стороны гоняли через границу.[8] Общее число смертей на белорусской стороне неизвестно в силу отсутствия доступа для независимых наблюдателей, гуманитарных организаций, прессы и других. Human Rights Watch задокументировала рассказ сирийского курда, у которого знакомый умер после того, как белорусские пограничники заставили их попытаться переплыть в Польшу через реку Буг.

По информации, полученной нами от польских активистов, помогающих мигрантам, сумевшим выбраться за пределы приграничной полосы чрезвычайного положения, которая тянется практически на всю длину 480-километровой границы с Беларусью, с августа по ноябрь они оказали помощь более 3 тыс. человек.[9] Только за одну неделю в конце октября на организованную активистами горячую линию для связи с волонтерами поступила тысяча звонков с просьбой о помощи.

Незаконное выталкивание мигрантов польской стороной обратно в Беларусь

Я много раз переходил в Польшу, но каждый раз [польские пограничники] меня выгоняли обратно в Беларусь. Восемь дней пробыл в лесу, на ничейной земле… Четыре дня без еды и воды…[10]


- 20-летний «Абдул» из Дераа, Сирия

По данным польских активистов, большинство мигрантов, которым они оказывали помощь уже в Польше, перед этим как минимум один раз выгоняли обратно в Беларусь.[11] В сентябре 2021 г. Amnesty International опубликовала доклад, в котором существование такой практики с польской стороны было подтверждено с помощью цифровых технологий.[12] В том же месяце о практике внепроцессуального возвращения мигрантов в Беларусь заявил Польский Хельсинкский фонд за права человека.[13]

Сирийский курд «Афран» заявил Human Rights Watch, что польские пограничники, несмотря на все его мольбы, трижды выгоняли его обратно в Беларусь: «Это похоже на пинг-понг: белорусы толкают нас в Польшу, поляки – назад, белорусы – туда, поляки – обратно».[14]

15 мигрантов рассказали нам, что их выгоняли из Польши один раз или больше.[15] Все они утверждают, что польские власти не оценивали их потребность в защите и не соблюдали официальных процедур рассмотрения ходатайств об убежище. По их словам, мольбы о защите и убежище польские пограничники игнорировали. На на заставу для оформления, которое должно включать опрос, фотографирование, дактилоскопирование и начало официальной процедуры депортации, их не доставляли.[16] За исключением тех случаев, когда польские пограничники считали необходимым госпитализировать того или иного человека, всех остальных, задержанных при нелегальном переходе границы просто отвозили к определенному месту на машинах, микроавтобусах или грузовиках и приказывали идти обратно на белорусскую сторону.

35-летний «Жан» из Демократической Республики Конго, который приехал в Беларусь с женой и тремя детьми (старшему ребенку семь лет), рассказал, что в октябре польские пограничники дважды выгоняли его  с семьей назад на белорусскую сторону. По его словам, во второй раз он просил об убежище, но польские пограничники только отмахнулись:

«Нет тут никакого убежища, ничего нет, отправляйтесь туда, откуда пришли!» Нас [на микроавтобусах вместе с другими] привезли к границе и вытолкали в сторону Беларуси, в нейтральную зону.[17]

Те мигранты, которым все же удается перейти в Польшу, зачастую перед этим сутками пробираются через леса и болота, промокшие, без еды и воды. Веденное польскими властями в сентябре чрезвычайное положение в приграничной полосе предусматривает двухкилометровую запретную зону  вдоль белорусской границы на всем ее протяжении. Туда закрыт доступ гуманитарным и неправительственным организациям, адвокатам и журналистам. При этом никакой государственной помощи для мигрантов не предусмотрено. Для того чтобы устранить этот пробел, местные активисты, адвокаты и волонтеры организовали горячую линию.

Когда поступает звонок от оказавшегося в сложной ситуации или заблудившегося мигранта, волонтеры могут установить GPS-координаты звонящего и направить к нему спасательную группу с питанием, водой, одеждой; при необходимости возможно юридическое консультирование. Однако все это доступно только для тех, кто уже миновал запретную зону.[18]

Разлучение семей

Проинтервьюированные нами мигранты рассказывали, как в некоторых случаях польские пограничники разлучали семьи перед тем, как выгнать людей обратно в Беларусь, если усматривали необходимость в госпитализации одного ли нескольких членов семьи. Считавшихся здоровыми сразу увозили на машинах или микроавтобусах; польские пограничники лишь говорили, что их везут обратно в Беларусь. Три человека, которых мы интервьюировали в Польше уже после выписки из больницы, заявили, что не могут выйти на связь с остальными членами семьи, увезенными польскими пограничниками.

Эти люди рассказали, что после выписки их возили на погранпост, там дактилоскопировали, фотографировали, забирали проездные документы и брали объяснение, после чего выдавали документы на временное пребывание в Польше сроком на полгода при условии, что они будут раз в неделю отмечаться на том же посту и жить в убежище в Белостоке, в 50 км от границы.

Уже упоминавшаяся выше «Авира», которая приехала в Беларусь с 14-летней дочерью и 24-летним сыном, рассказала Human Rights Watch, как их выгнали из Польши и они 7 дней ходили по лесу, причем 4 дня – без еды и почти без воды. Дочь тяжело заболела, после того как белорусские пограничники отправили их назад на польскую сторону, а там семья опять столкнулась с польскими пограничниками:

Дочке совсем плохо было, она умоляла их [польских пограничников] забрать ее в больницу. Пограничник сказал, что с ней можно поехать только одному человеку. Остальных, и моего сына тоже, увели: нас там шесть человек было. Пограничники посадили сына и остальных в военный фургон и увезли. Куда – не знаю. С тех пор у меня с сыном никакой связи.[19]

29 октября, в момент нашего посещения центра размещения мигрантов на польской стороне, туда пришла курдская женщина из Сирии. Она сказала, что двумя днями ранее ее семью, которая шла в составе группы, забрали польские пограничники. Ее саму они посчитали нуждающейся в лечении, но не разрешили никому из родных остаться с ней, даже 5-летнему сыну. По ее словам, всех остальных задержанных рассадили по машинам и увезли, и с этого момента она потеряла связь с семьей.[20]

Сирийский курд, который приехал в Беларусь с женой и четырьмя несовершеннолетними детьми, рассказал, как их поставили перед выбором, кому из родителей ехать в больницу с больным 4-летним ребенком:

Польские пограничники велели нам выбирать: одному из родителей ехать с ребенком в больницу, другому – с остальными возвращаться в Беларусь. Я просил, плакал, умолял не разлучать семью. Через час пограничники вернулись, говорят: «Ладно, можете все [всей семьей] остаться». Я до сих пор в себя не могу прийти.[21]

Польское законодательство и нарушения законодательства ЕС

Правительство Польши ввело проблемные нормы, ограничивающие доступ к процедурам предоставления убежища. Во-первых, в августе парламент изменил положение о приостановке или временном ограничении пересечения границы на определенных пунктах пропуска: лицам, не имеющим официального разрешения на въезд в Польшу, предписывается немедленно покинуть территорию страны, и их возвращают на линию государственной границы.[22]

Во-вторых, в октябре парламент принял поправку к Закону об иностранцах, которая фактически обеспечивает законодательное оформление практики внепроцессуального выдворения.[23] Теперь в случае нелегального пересечения границы начальник пограничного поста составляет протокол и выносит решение о выдворении, если мигранта задерживают непосредственно при пересечении внешней границы ЕС. Новая редакция законодательства позволяет без каких-либо дополнительных процедур высылать мигрантов из Польши, даже если они обращаются за международной защитой. Управление по делам иностранцев может оставить такое ходатайство без рассмотрения, если оно было подано сразу после задержания при незаконном пересечении внешней границы ЕС.[24]

Вне зависимости от внутреннего законодательства Польши ее практика выталкивания мигрантов нарушает Хартию ЕС об основополагающих правах,[25] которая гарантирует право на убежище, и стандартную практику международного беженского права, в соответствии с которой любое выражение намерения искать убежища должно оперативно доводиться до компетентных властей для оценки индивидуальных обстоятельств и наличия оснований для такого ходатайства.[26]

Применение силы при выталкивании мигрантов за пределы страны может быть квалифицировано как недозволенное обращение, запрещенное статьей 3 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ) и статьей 4 Хартии об основополагающих правах.[27] Оба документа также запрещают высылать любое лицо в условия, где такому лицу может угрожать высокий риск пыток и другого недозволенного обращения (статьи 3 и 19 соответственно).

Практика польских властей, выталкивающих мигрантов обратно в Беларусь, также нарушает статью 19 Хартии об основополагающих правах и 4-й протокол к ЕКПЧ, которые безоговорочно запрещают коллективную высылку иностранцев.[28] Европейский суд по правам человека определяет коллективную высылку как «любую меру, обязывающую иностранцев как группу покинуть страну, за исключением случаев, когда такая мера принимается на основании разумного и объективного изучения конкретной ситуации каждого отдельного иностранца из данной группы».[29]

20 августа в Европейский суд по правам человека обратились 32 гражданина Афганистана, которые оказались в ловушке на белорусско-польской границе. Заявители утверждают, что в нарушение ЕКПЧ подверглись недозволенному обращению и высылкам и что их право на жизнь находится под угрозой. Рассматривая эту ситуацию в августе и в сентябре, суд предложил польским властям обеспечить заявителей питанием, водой, одеждой, надлежащей медицинской помощью и, по возможности, местом размещения, а также запретил высылать их в Беларусь.[30]

Польша также нарушает Директиву ЕС о возвращении, статьи 6 и 8 которой допускают высылку только в случае вынесения соответствующего решения. Ни в одном из задокументированных нами случаев высылку не предваряло решение, вынесенное компетентным органом.[31] Помимо этого, поскольку Беларусь приостановила соглашение о реадмиссии с ЕС, законным путем вернуть туда мигрантов невозможно.[32]

Принудительное разлучение семей, в том числе несовершеннолетних детей с одним или обоими родителями, нарушает право на единство семьи и принцип, требующий, чтобы любое решение, касающееся ребенка, принималось исходя из его наилучших интересов, в том числе в контексте миграции и убежища.[33]

Нарушения со стороны белорусских пограничников

Белорусские пограничники били нас дубинками, пинали, наступали на шею – хоть криком кричи… Я потерял всякую надежду. Умолял их [пограничников] разрешить мне уехать в Минск, а оттуда – в Сирию. Они отказались меня отпускать, все время толкали в Польшу, через границу.[34]


- 20-летний «Абдул» из Дераа, Сирия

Последствия выталкивания мигрантов польской стороной обратно в Беларусь вызывают глубокую тревогу. Наши собеседники рассказывали, как, оказавшись снова на белорусской стороне, подвергались со стороны белорусских пограничников различным нарушениям: их били, по несколько дней подряд держали под открытым небом почти или совсем без еды и воды, после чего заставляли вновь идти через польскую границу.[35] Люди также жаловались нам на то, что белорусские пограничники не выпускали их из погранзоны, когда они выражали желание вернуться в Минск и/или на родину. В ряде случаев пограничники предлагали мигрантам заплатить за то, чтобы их выпустили из погранзоны.[36] Нескольким респондентам Human Rights Watch в итоге все же удалось попасть обратно в Минск.[37]

Случаи смерти мигрантов после нарушений со стороны белорусских пограничников

Human Rights Watch задокументировала один эпизод, когда молодой человек погиб после недозволенного обращения со стороны белорусских пограничников. Перед этим его выгнали из Польши обратно в Беларусь.

Подробности этой страшной истории сообщил нам 21-летний сирийский курд Ахмед. После того как его и его знакомого (они тезки) трижды выгнали из Польши, белорусские пограничники заставили их надуть матрац и отнести его на берег Буга, к едва ли не самому широкому месту с сильным течением. Там, по словам Ахмеда, обоим велели забраться на матрац-плот и оттолкнули его от берега:

Плот перевернулась. Плавать мы оба не умеем. Я скинул рюкзак, а Ахмед нет. Меня вынесло [течением] к польскому берегу, там я ухватился за какие-то ветки, чтобы удержаться на воде. А Ахмеда унесло на середину реки, я видел, как он уходит под воду. Кричал, звал на помощь. Я слышал его последние слова, он обращался к Аллаху, а потом утонул, вот так у меня на глазах. Я потом четыре часа в воду всматривался, в шоке был.[38]

Нарушения на «сборных пунктах»

Мигранты рассказывали нам о практике белорусских пограничников в местах, которые назвали «сборными пунктами» - охраняемыми участками под открытым небом.[39] По словам одного из проинтервьюированных сирийских курдов, после того как его выгоняли из Польши, белорусские пограничники забирали его и его напарника у границы и отводили их на «сборный пункт», где под конвоем находились и другие мигранты:

Они [белорусские пограничники] нас били, держали там в поле и в лесу. … Иногда разрешали костры разводить, иногда – нет. … Один раз восемь часов там продержали, другой раз – сутки. … Другие, кто там был, говорили, что уже не один день сидят. … Еды и воды нам не давали.[40]

Упоминавшийся выше «Жан» из Демократической Республики Конго сравнил условия на «сборном пункте» с тюрьмой:

Лагерь вроде как открытый, но на самом деле это не так, потому что если попытаешься выйти, то бьют [белорусские пограничники]. … Поначалу, думал – ладно, с меня хватит, устал, дети болеют, попрошу их [пограничников], помочь мне выбраться [назад в Минск]. Но мне [пограничники] дали понять, что оттуда выхода нет. Хочешь выбраться – плати. Захочешь удрать – бить будут [пограничники]. Вот тогда-то я и понял, что это просто тюрьма такая под открытым небом. … Воды не было, электричества не было.[41]

По словам «Жана», белорусские пограничники забрали мобильные телефоны у него и его жены (у них остался еще один, который они спрятали) и вымогали у мигрантов деньги, в том числе у него самого.[42]

Две сестры из числа сирийских курдов в возрасте 14 и 17 лет, которые приехали в Беларусь с теткой, дядей и их тремя детьми, в совместном интервью рассказали нам примерно о том же.[43] По их словам, после того как их выгнали из Польши, белорусские пограничники поймали их и отвели на сборный пункт. Младшая так рассказала о пребывании там:

Там ничего не было: ни палаток, ни построек, только несколько костров. Заночевали. Наутро белорусские пограничники нас пинками подняли и стали затаптывать костер. Пока топтали, у меня спальник загорелся, я сильно обожглась. Мы плакали, умоляли их отпустить нас. Пограничники меня подняли и отнесли в другое место между границами, туда же привели всю семью и там нас бросили. У тети телефон украли. У нас воды не было, еды не было, пришлось по болотам и лесам четыре дня ходить: я – со своим ожогом, сестра [17-летняя] – с больной спиной. Пить из болота приходилось.[44]

Human Rights Watch зафиксировала наличие у этой 14-летней девочки на голени и обеих ногах ниже щиколоток повреждений мягких тканей, характер которых соответствовал ожогам.

17 ноября белорусские власти объявили об открытии на базе логистического центра убежища для мигрантов примерно на 1 тыс. человек.[45] Имеются съемки этого объекта и людей внутри, которые были сделаны журналистами международных СМИ. У Human Rights Watch не было возможности удостовериться в соответствии расчетной вместимости этого объекта реальной и ознакомиться с условиями размещения.

Принуждение к переходу в Польшу

Некоторые проинтервьюированные нами мигранты заявляли, что белорусские пограничники часто пешком или на машинах (легковых или грузовых) доставляли мигрантов с приграничной территории в то или иное место непосредственно на границе и заставляли их переходить в Польшу даже тех, кто уже не хотел повторять попытки. Нам рассказали о семи эпизодах, когда белорусские пограничники сами резали колючую проволоку, натянутую в сентябре с польской стороны.

«Выбора не давали, - рассказал Human Rights Watch 26-летний сирийский курд «Абдул». – Нам говорили [белорусские пограничники]: ‘Сдохни здесь или вали в Польшу’. Так что выбора у нас не было, оставалось идти».[46]

26-летний сирийский курд «Анвар» рассказал Human Rights Watch, как его и еще пятерых выгнали из Польши и что было после того, как их поймали белорусские пограничники:

Нас [белорусские пограничники] повели ужасной дорогой: там сплошные болота, а впереди, в 40 км, река. Велели нам идти, без вариантов. Три дня шли, один день – по болотам. Вода кончилась. … Кое-кто из наших из болота пил. Потом болото совсем глубокое стало, так что пришлось разворачиваться. У меня в этих болотах загноилась старая рана на ноге.[47]

«Анвару» и его группе удалось добраться до леса, там они отдохнули и перешли в Польшу, где обратились за помощью к волонтерам.

На белорусской стороне вдоль границы тянется 10-километровая режимная погранзона, доступ в которую разрешен только постоянно проживающим там гражданам. Последние три километра вдоль границы – это запретная зона, куда гражданским лицам проход запрещен. Мигранты находятся под конвоем белорусских пограничников именно в трехкилометровой запретной зоне. Немногим отдельным удалось ускользнуть и вернуться обратно в Минск.

В начале ноября представителей УВКБ ООН и МОМ белорусские власти ненадолго пустили в 10-километровую погранзону, однако Human Rights Watch не располагает информацией о том, чтобы в период нынешнего кризиса такой допуск был предоставлен какой-либо неправительственной организации.

Кризисная ситуация в приграничье с белорусской стороны усугубляется массированными репрессиями против гражданского общества, которые были развернуты правительством Александра Лукашенко после беспрецедентных массовых протестов 2020 года.[48] В рамках этих репрессий власти летом 2021 г. объявили о «зачистке» неправительственного сектора и в августе – октябре ликвидировали как минимум 270 НПО, в том числе ведущие правозащитные организации страны.[49]

В таких обстоятельствах белорусские правозащитники лишены возможности как организовывать гуманитарную помощь для мигрантов, так и документировать нарушения их прав и оказывать им юридическую и иную помощь.

В октябре – ноябре 2021 г. белорусские власти и национальное общество Красного Креста предоставили оказавшимся в западне мигрантам определенную гуманитарную помощь: питьевую воду, консервы, дрова и палатки. Как минимум один раз в ноябре помощь через Белорусский Красный Крест предоставляли УВКБ ООН и МОМ.[50] Однако ситуация остается крайне сложной, тем более с учетом наступления холодов и отрицательных ночных температур с начала ноября.[51] В СМИ со ссылками на польских врачей сообщалось, что очень многие из застрявших в приграничье мигрантов страдают от переохлаждения.[52]

Обращение белорусских властей с лицами, находящимися на территории страны, нарушает международно-правовой запрет бесчеловечного или унижающего достоинства обращения и наказания и обязательства Беларуси как участника Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, а также Конвенцию о правах ребенка.[53]

В докладе 2018 г., подготовленном Human Constanta – ведущей белорусской организацией в области прав беженцев, отмечалось, что в Беларуси мигранты в целом испытывают проблемы с доступом к медицинской, психиатрической и социально-психологической помощи, занятости, образованию и финансовой поддержке.[54] Власти не обеспечивают должного информирования о сложной и непрозрачной процедуре ходатайства о предоставлении убежища и отказывают адвокатам и переводчикам в доступе к мигрантам и беженцам.[55]

 

Цена, которую людям приходится платить за манипулирование их судьбами

С августа 2021 г. власти Польши и Беларуси цинично нагнетают обстановку вокруг ситуации с мигрантами, в том числе через соцсети и провластные информресурсы, подача материалов которыми больше похожа на пропаганду. Белорусские пограничники фотографируют и снимают на видео своих польских коллег, чтобы затем обвинить их в том, что они выгоняют мигрантов. Тем же самым занимаются и польские пограничники, снимающие, как белорусы помогают мигрантам переходить на польскую сторону. Оба государства используют соцсети, включая Twitter, чтобы распространять визуализированные обвинения другой стороны в произволе по отношению к мигрантам.

Сирийский курд «Эйло» рассказал Human Rights Watch, как после нескольких случаев выталкивания мигрантов из Польши в Беларусь в середине октября белорусские пограничники собрали около 150 человек и привели их к определенному месту у колючей проволоки на границе. По его словам, там мигрантам велели кричать «Свободу!» и бросать палки и камни в сторону польских пограничников.[56] Польскими пограничниками было заснято несколько аналогичных эпизодов, впоследствии эти кадры появились в соцсетях. 16 ноября с польской стороны имело место применение избыточной силы, когда пограничники задействовали водометы и слезоточивый газ против людей, скопившихся у погранперехода Брузги.[57]

Когда исследователь Human Rights Watch находился в Польше недалеко от границы, на мобильный телефон пришло текстовое сообщение от польских властей: «Польская граница закрыта. Белорусские власти вам лгут. Езжайте обратно в Минск».[58] Как сказали нам польские активисты, такие сообщения часто приходят на телефон в приграничной зоне.[59]

26-летний сирийский курд «Ребин» рассказал Human Rights Watch историю о том, как в октябре он прошел в Польшу в составе группы мужчин. Польские пограничники поймали их и на машине отвезли на границу:

[Польские] пограничники велели нам идти через «колючку» в Беларусь. И тут вдруг двое белорусских пограничников, один из них все снимает. Поляки и белорусы между собой ругаться стали, я заметил, что поляки стушевались. Сказали нам, чтобы мы назад [к ним] шли. Но потом [польские пограничники] нас обратно в машину посадили, отвезли в другое место на границе и там уже отправили на белорусскую сторону.[60]

Белорусские власти пытаются отвлечь внимание от собственных нарушений и от фасилитации миграционного потока. При этом они манипулируют ситуацией, пугая европейских политиков перспективой наплыва мигрантов в ЕС, подобного наплыву 2015 года. Польские власти, со своей стороны, обвиняют Минск в ведении «гибридной войной», и этой риторике вторят другие государства и институты Евросоюза. Такая постановка вопроса позволяет им оправдывать силовое решение гуманитарного кризиса, включая введение чрезвычайного положения, заграждений из колючей проволоки, закрытие территории для неправительственных организаций и прессы и массированное развертывание сил безопасности.

В этом политизированном контексте зачастую теряются судьбы людей, которые своими страданиями расплачиваются за действия политиков обеих стран. Так не должно продолжаться, иначе новые смерти и новые непереносимые лишения будут неизбежны.

 

Об авторах

Автором доклада является Лидия Галл, старший исследователь по Европе и Центральной Азии. Она же проводила основную часть исследований. Таня Локшина, замдиректора по Европе и Центральной Азии, принимала участие в проведении полевого исследования, а также в подготовке и редакции доклада. Анастасия Круопе, младший исследователь по Европе и Центральной Азии оказывала содействие в аналитическом обеспечении работы над докладом.

Редакция: Бенджамин Уорд, замдиректора по Европе и Центральной Азии; Джудит Сандерленд, замдиректора по Европе и Центральной Азии; Филипп Дэм, эдвокаси-директор по Европе и Центральной Азии; Билл Фрелик, директор по правам беженцев и мигрантов; Билл ван Эсвельд, замдиректора по правам детей; Хиллари Марголис, старший исследователь по правам женщин; Лотте Лейхт, директор по ЕС; Сара Кайяли, исследователь по Сирии (Отделение по Ближнему Востоку и Северной Африке); Белкис Вилле, старший исследователь по кризисам и конфликтам; Джейн Бьюкенен, замдиректора по правам инвалидов; Томас Фесси, старший исследователь по Демократической Республике Конго; Эшлин Рейди, старший юрисконсульт Human Rights Watch; Том Портеус, замдиректора Human Rights Watch по программам; при участии: Кэтрин Пилишвили, старший координатор по Европе и Центральной Азии; Клара Функе, сотрудник по Центральной Азии.

Публикация: Трэвис Карр, старший координатор по публикациям; Фицрой Хепкинс, старший административный менеджер; Хосе Мартинес, административный сотрудник.

Human Rights Watch благодарит все тех людей, которые согласились поделиться с нами рассказами о пережитом. Мы отдаем дань их мужеству и стойкости перед лицом лишений и страданий.

 

 

[1] “Baltic States Accuse Belarus Of Facilitation Migration Across Their Borders,” VOA News, October 8, 2021, https://www.voanews.com/a/baltic-states-accuse-belarus-of-facilitating-migration-across-their-borders-/6263522.html.

[2] В ноябре, сославшись на решение Управления гражданской авиации Турции, Turkish Airlines и белорусская национальная авиакомпания «Белавиа» объявили о том, что на рейсы из Турцию в Беларусь не будут приниматься граждане Ирака, Сирии и Йемена. См.: https://www.newsweek.com/flights-belarus-halted-citizens-3-countries-turkish-airlines-amid-eu-pressure-1648675.

[3] Например, سياحة وسفر في سوريا والعالم - одна из групп в Facebook, где турагенты и контрабандисты рекламируют свои услуги: https://www.facebook.com/groups/1385528618470787/permalink/1499289440428037/ (последний доступ 14 ноября 2021 г.).

[4] “Tourist Visas And Flights From Syria - The Route To Europe From Belarus,” The Guardian, November 12, 2021, https://www.theguardian.com/global-development/2021/nov/12/its-risky-but-ill-go-anyway-migrants-desperate-to-reach-europe-via-belarus.

[5] Интервью Human Rights Watch с «Авирой». Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.

[6] Индивидуальные интервью Human Rights Watch с 11 мигрантами. Белосток, Польша, 26-29 октября 2021 г.

[7] Там же.

[8] “One-year-old Syrian child dies in forest on Poland-Belarus border,” The Guardian, November 18, 2021, https://www.theguardian.com/world/2021/nov/18/one-year-old-syrian-child-dies-in-forest-on-poland-belarus-border.

[9] Электронная переписка Human Rights Watch с Grupa Granica 15 ноября 2021 г.

[10] Интервью Human Rights Watch с «Абдулом». Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.

[11] Интервью Human Rights Watch с Мартой Горчиньской из Grupa Granica. Варшава, 26 октября 2021 г.

[12] Amnesty International, Poland / Belarus Border: A Protection Crisis, September 2021, https://www.amnesty.org/en/latest/research/2021/09/poland-belarus-border-crisis/.

[13] “On The Side Of The Law: An Analysis Of The Situation On The Polish-Belarusian Border,” Helsinki Foundation for Human Rights Poland, September 21, 2021, https://www.hfhr.pl/en/on-the-side-of-the-law-an-analysis-of-the-situation-on-the-polish-belarusian-border/.

[14] Интервью Human Rights Watch с «Афраном». Гродно, Беларусь, 9 октября 2021 г.

[15] Индивидуальные интервью Human Rights Watch с 12 мигрантами (Белосток, Польша, 26-29 октября 2021 г.); с выходцем из Иракского Курдистана (в лесу на польской стороне 26 октября 2021 г.); с «Афраном», «Асвиром» и «Дестаном» (индивидуально, Гродно, Беларусь, 9 октября 2021 г.); с «Жаном» (по телефону 11 октября 2021 г.).

[16] Act on Foreigners, December 12, 2013, https://www.asylumlawdatabase.eu/sites/default/files/aldfiles/EN%20-%20Poland%20act_on_foreigners_en_0.pdf.

[17] Интервью Human Rights Watch с «Жаном» по телефону 11 октября 2021 г.

[18] Наш исследователь побывал в штабе и в полевой группе польских активистов, чтобы на месте ознакомиться с работой активистов и волонтеров по оказанию базовой гуманитарной помощи мигрантам, оказавшимся в трудном положении, а также присутствовал при оказании помощи группе из пятерых выходцев из Иракского Курдистана.

[19] Интервью Human Rights Watch с «Авирой». Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.

[20] Интервью Human Rights Watch с «Аферин». Белосток, Польша, 29 октября 2021 г. Мы получили информацию об этой женщине от волонтеров Grupa Granica.

[21] Интервью Human Rights Watch с «Дарьяном». Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.

[22] “On The Side Of The Law: An Analysis Of The Situation On The Polish-Belarusian Border,” Helsinki Foundation for Human Rights Poland, September 21, 2021, https://www.hfhr.pl/en/on-the-side-of-the-law-an-analysis-of-the-situation-on-the-polish-belarusian-border/.

[23] “Poland: Parliament Approves ‘Legalisation’ Of Pushbacks, Council of Ministers Adopt Bill To Construct Border Wall, Another Life Lost At Border With Belarus,” ECRE, October 14, 2021, https://ecre.org/poland-parliament-approves-legalisation-of-pushbacks-council-of-ministers-adopt-bill-to-construct-border-wall-another-life-is-lost-at-border-with-belarus/.

[24] Текст законопроекта доступен по ссылке: https://sejm.gov.pl/Sejm9.nsf/PrzebiegProc.xsp?id=CD900BBA567B12CAC12587420034332B.

[25] Charter of Fundamental Rights of the European Union, http://data.europa.eu/eli/treaty/char_2012/oj.

[26] European Union Directive 2013/32/EU, https://eur-lex.europa.eu/legal-content/en/ALL/?uri=celex%3A32013L0032; UNHCR, Handbook on Procedures and Criteria for Determining Refugee Status under the 1951 Convention and the 1967 Protocol relating to the Status of Refugees, https://www.unhcr.org/en-us/publications/legal/5ddfcdc47/handbook-procedures-criteria-determining-refugee-status-under-1951-convention.html.

[27] Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (Польша присоединилась в 1993 г.), https://www.echr.coe.int/Documents/Convention_RUS.pdf.  

[28] Протокол № 4 от 16 сентября 1963 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и Первый протокол к ней (изменен в соответствии с положениями Протокола 11), https://www.echr.coe.int/Documents/Convention_RUS.pdf.  

[29] Andric v. Sweden, no.45917/99, 23 February 1999, para. 1.

[30] Уведомление о применении временных защитных мер по жалобе R.A. and Others v Poland no. 42140/21, http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=003-7134761-9667819.

[31] European Union Directive 2008/115/EC, https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex%3A32008L0115/.

[32] “Belarus Parliament Votes To Suspend Readmission Of Migrants,” Associated Press, October 5, 2021, https://apnews.com/article/european-union-alexander-lukashenko-poland-europe-belarus-4c39e7def6408319747ff89b1a8052fa.

[33] Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., статья 23(1); «Единство семьи … - это одно из основополагающих прав беженца»: Final Act of the United Nations Conference of Plenipotentiaries on the Status of Refugees and Stateless Persons, 1951, A/CONF.2/108/Rev.1, 26 Nov. 1952, Recommendation B. Уважение единства семьи следует считать «минимальным базовым человеческим стандартом», в том числе в ситуациях массового наплыва беженцев: UNHCR Executive Committee, Conclusion No. 22 (XXXII), 1981, para. II.B.2(h).

[34] Интервью Human Rights Watch с «Абдулом», Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.

[35] Индивидуальные интервью Human Rights Watch с 12 мигрантами (Белосток, Польша, 26-29 октября 2021 г.); с выходцем из Иракского Курдистана (в лесу на польской стороне 26 октября 2021 г.); с «Афраном», «Асвиром» и «Дестаном» (индивидуально, Гродно, Беларусь, 9 октября 2021 г.); с «Жаном» (по телефону 11 октября 2021 г.). В ноябре власти Беларуси все же организовали стационарное размещение для части мигрантов в логистическом центре в райцоне погранперехода Брузги.

[36] Там же.

[37] Там же.

[38] Интервью Human Rights Watch с Ахмедом. Белосток, Польша, 26 октября 2021 г. Эта история широко освещалась международными и польскими СМИ: https://www.politico.eu/article/death-poland-belarus-border-19-year-old-syrian/.

[39] Некоторые мигранты, которых мы интервьюировали, называли это «лагерями», но на уточняющий вопрос отвечали, что это были охраняемые белорусскими пограничниками участки под открытым небом без укрытий или палаток, иногда там были костры. Многие называли их «местами сбора» или «сборными пунктами».

[40] Интервью Human Rights Watch с «Джамалом». Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.

[41] Интервью Human Rights Watch с «Жаном» по телефону 11 октября 2021 г.

[42] Там же.

[43] Интервью Human Rights Watch с 14-летней «Асе» и 17-летней «Есдой» (вместе). Белосток, Польша, 27 октября 2021 г.

[44] Там же.

[45] “Belarus-Poland Border Tensions Show Signs of Easing,” New York Times, November 17, 2021, https://www.nytimes.com/live/2021/11/17/world/belarus-poland-border-migrants.

[46] Интервью Human Rights Watch с «Абдулом». Белосток, Польша, 26 октября 2021 г.

[47] Интервью Human Rights Watch с «Анваром». Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.

[48] «Год назад в Беларуси начался разгром гражданского общества». Human Rights Watch, 8 августа 2021 г., https://www.hrw.org/ru/news/2021/08/08/379506.

[49] «‘Зачистка’ правозащитников в Беларуси». Human Rights Watch, 7 октября 2021 г., https://www.hrw.org/ru/news/2021/10/08/380101.

[50] “IOM, UNHCR provide emergency aid to asylum-seekers and migrants at the Belarus-Poland border, call to ensure well-being of people and prevent loss of life,” UNHCR, November 12, 2021, https://www.unhcr.org/news/latest/2021/11/618e20c34/iom-unhcr-provide-emergency-aid-asylum-seekers-migrants-belarus-poland.html.

[51] «Лукашенко назвал ситуацию на границе с ЕС гуманитарной катастрофой». ТАСС, 27 сентября 2021 г., https://tass.ru/obschestvo/12875083.

[52] “Migrants Face Hypothermia And Broken Bones In Freezing Forests As Poland-Belarus Crisis Deepens,” CNN, November 11, 2021, https://edition.cnn.com/2021/11/10/europe/poland-belarus-border-migrant-crisis-wednesday-intl/index.html.

[53] Международный пакт о гражданских и политических правах, принят Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г, ратифицирован Беларусью в 1973 г., статья 7; Конвенция ООН против пыток от 10 декабря 1984 г., ратифицирована Беларусью в 1987 г., статья 16; Конвенция о правах ребенка, принята 20 ноября 1989 г., ратифицирована Беларусью в 1990 г., статья 37.

[54] Анна Барановская, Алексей Козлюк, Наста Лойка, Валдис Фугаш, Елена Чехович. Вынужденная миграция в Беларуси. Human Constanta, 20 июня 2017 г., https://humanconstanta.by/wp-content/uploads/2018/10/Вынужденная-миграция-в-Беларуси.pdf.

[55] Там же.

[56] Интервью Human Rights Watch с «Эйло». Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.

[57] “Polish Police Fire Teargas At People Trying To Cross From Belarus,” The Guardian, November 16, 2021, https://www.theguardian.com/world/2021/nov/16/polish-belarus-border-police-teargas-please.

[58] Сообщение пришло 26 октября 2021 г. с номера +48 885 886 616.

[59] Интервью Human Rights Watch с Мартой Горчиньской из Grupa Granica. Варшава, 26 октября 2021 г.

[60] Интервью Human Rights Watch с «Ребином». Белосток, Польша, 28 октября 2021 г.